Раздел IV. Прикладные исследования на поселении Ботай

IV.1 Разведочные и топографические работы

Общий подход

1 - Геоархеологическое изучение степных и лесостепных районов Северного Казахстана раннего и среднего голоцена с особым акцентом на переходный период (атлантико-суббореал-субатлантический), включая аридные и плювиальные фазы и движение растительных и ландшафтных поясов.

2 - палеоэкологические и палеоклиматические реконструкции Ботайской региона в период раннего до конца среднего голоцена (11,7 - 4,2 тыс. л.н.). Реконструкции основаны на доступных опубликованных и архивных материалах, касающихся палинологических выборок, коррелированных с датировки C14 в Северном Казахстане (см. ниже Kremenetskii et al., 1994, Tarasov 1997, Aubekerov 1989, Nigmatova 2008), обновленные и прокомментированные в свете недавних палеопроксий для Северного Казахстана.

3-картографирование и база данных объекты от мезолита до энеолита в центральном и северном Казахстане с подробной ГИС для объектов культур Атбасар, Маханджар, Ботай и Терсек

4- картирование поселения Ботай, включая природный и археологический контекст

5- Геоархеологическое изучение экологического и археологического контекста Ботая в региональном масштабе

Камеральная работа

Для реализации первого аспекта была реализована собрание опубликованных и архивных материалов. Это приводит к разработке цифровой библиотеки, состоящей из более чем 300 статей, монографий и атласов, организованных по хронологии и регионам, включая природные и археологические аспекты.

Чтение и систематизация этой информации привели к редактированию статьи, в которой синтезируется “Взаимодействие климатических, экологических и антропологических факторов в Северной и Центральной Азии в позднеледниковый и голоценовый периоды”.

Русская версия на данный момент не опубликована и будет обновлена, и прокомментирована в сотрудничестве с профессором В.Зайбертом с целью включения ее общих линий в новую публикацию, касающуюся Ботайской культуры и ее общего контекста.

Настоящим излагаются тезисы и содержание этого синтеза:

Климат Северной Азии (Сибирь и Северная Центральная Азия) является однородно бореальным, континентальным, который формируют широтные градиенты и атмосферную циркуляцию Атлантического, Тихого и Северного Ледовитого океанов. В направлении с ЮЗ-З на СВ-В, вдоль параллельных широтных изотерм, падают температурные значения и растут показатели континентальности, определяя пространственное распределение биом.

Позднегляциальный климат и природная среда улучшались в направлении с севера на юг и с востока на запад вплоть до повсеместного установления современного климата 7 тыс. л.н., адаптируя к себе растительные биомы и антропологические культуры. Это было время расцвета Приуралья и открытия культур сибирских фуражиров внешнему миру скотоводов и земледельцев и возникновения более сложных паттернов культурной эволюции.

Основные эволюционные фазы во взаимодействии климата, природной среды и культур, начиная с ледникового периода и кончая поздним голоценом, представлены 5 конкретными примерами: значимости сибирского палеолитического гляциального прибежища; двумя случаями (инновационным и консервативным) культурной адаптации к поздне- и постгляциальным изменениям в южном и северном Дальневосточье; резким культурным коллапсом из-за климатических перемен в Прибайкалье (современная Иркутская область и верховья Ангары) в начале Атлантического периода; и экологического культурного оформления лесостепей Урала и Алтая в течение среднего и позднего голоцена, что открыло Сибирь внешнему миру и оказало громадное историческое влияние на всю Евразию: керамика сибирских фуражиров распространилась на ее западные и южные просторы; практика одомашнивания диких животных пришла в сибирский и центральноазиатский степной пояс; установился этнический субстрат протоиндоевропейской прародины.

Для реализации второго аспекта была тщательно изучена эволюция растительного покрова от раннего до среднего голоцена в степных и лесостепных поясах Северного Казахстана и прилегающих территорий, в том числе изменение вегетационных поясов по периодам.

Это исследование состояло из картографирования и базы данных мест отбора проб для палинологии, стратиграфии торфа и радиометрических данных и корреляции этих данных с другими собранными палеопроксиями (ледниками, лессами, стратиграфией, палинологией, озерами и торфами) из опубликованных и ных материалов.

Для реализации третьего аспекта была завершена полная база данных археологических объектов от мезолита до эпохи энеолита в центральном и северном Казахстане, а также на прилегающих российских территориях на основе всего доступного материала. Все объекты были привязаны к Mapinfo и записаны в таблицах Excel, что позволяет легко получить доступ к их характеристикам и выбору различных фонов (спутниковые снимки, топографические, геологические, гидрологические, растительные, почвенные карты ...) для тематических исследований.

Для реализации пятого аспекта исследование гравированных лошадиных фаланги Ботайя было выполнено путем сравнительного изучения в евразийском масштабе, в результате чего подробная статья была отредактирована и опубликована в текущем году 2019 года в международном научном журнале.

C- ПОЛЕВЫЕ РАБОТЫ

Экспедиция полевых работ произошла с 20 июля по 10 августа 2018 года и состояла из изучения поселения Ботай и природных и культурных памятников в окружающем регионе. Он включал:

1- Новое археологическое карта объекта. это состоял в:

сбор GPS-пунктов, связанных с природными и археологическими особенностями поселения

геопривязка старых карт на основе сбора точек GPS в поселении Ботай и его окрестностях (границы, раскопки, идентифицированные элементы природного и культурного ландшафта)

создание новой археологической карты, включающей:

хронология пронумерованных предыдущих раскопок

видимые или потенциальные скрытые структуры (идентифицированные наземной съемкой, древними изображениями, спутниковыми снимками, серийными пробными траншеями с моторизованным шнеком)

Результат этого нового картирования ботайских жилищ (выкопанных или погребенных котловин) в соответствии с археологической картой и наблюдением за спутниковыми изображениями позволяет увеличить ранее известное количество жилищ следующим образом:

  • Количество жилых помещений, записанных на старой археологической карте (1992 год) и записанных в реестре В. Зайберта, достигает 200 единиц (красные точки на рис.А2).
  • На снимке спутника ‘Esri’: ясно видны 140 углублений. Среди них 45 ранее не были записаны (синие точки на рис.А2) на археологической карте, так что мы достигаем 245 углублений.
  • На изображении ‘Bing’ было идентифицировано еще 50 углублений (зеленые точки на рис.6), чтобы мы достигли временного количества 300 жилищ.

Для проверки точности идентифицированных котловины на спутниковых изображениях была проведена серия из 6 пробных шурфы с помощью моторизованного шнека на близкой и отдаленной периферии поселения. Операция произвела 3 положительных (мягкую почву или считающуюся потенциальным культурным слоем, костями лошадей) и 3 отрицательных (твердых) результатов. Интересно отметить, что один положительный шурф расположен далеко за пределами западной границы поселения, где были признаны углублений, которые позволяют предположить, что жилье выходит за пределы зоны их наибольшей концентрации. Эта область станет объектом дальнейшего зондирования в течение следующего сезона.

2- Геоархеологическое изучение экологического и археологического контекста поселения Ботай

  • разведка медного рудника Имантау (картирование, документация археологического и природного контекста, фотография, сбор поверхностных материалов и инструментов)
  • сбор образцов меди для лабораторных анализов
  • Изучение стратиграфии террас и оврагов в окрестностях Ботаия

Краткое исследование полевых работ было проведено на участке древнего медного рудника Имантау в 45 км в юго-восточной от поселения Ботайя, в 1 августа 2018 года.

Разведка включал в себя картографирование и документацию о районе древних рудников, материале собирающей поверхности, каменных орудиях и образцах меди для дальнейшего лабораторного анализа. Анализы и предварительный отчет запланированы на зиму 2018-1919 гг.

IV.2 Модель ботайского жилища – основа создания визит-центра у г. Щучинска

Параллельно археологическим исследованиям на поселении Ботай активно проводилась работа в рамках программы «Рухани жаңғыру». Одним из примеров пропаганды богатого историко-культурного наследия страны явялется создание по инициативе акимата Акмолинской области визит –центра, состоящего из семи Ботайских жилищ по теоретическим реконструкциям В.Ф.Зайберта. Воздвигнутый визит-центр будет способствовать развитию археологического бренда Ботай, как историко-культурного и сакрального объекта.

IV.3. Изучение археологических фондов предшествующих лет в музеях Костаная, Кокшетау, Астаны

В отчетном году были продолжены обследования фондов музеев с целью выявления материалов энеолита. Данная работа выполнялась научными сотрудниками проекта Каражигитовой, Амировым, Сейткалиевым, Сатаевой.

Памятники мезо-энеолита Казахстана изучаются уже несколько десятилетий. Однако, вопросы культурной принадлежности, периодизации и хронологии оставались проблемными для своего решения, так как отсутствовали хорошо стратифицированные и богатые артефактами памятники.

Ситуация изменилась после того, когда были открыты атбасарская культура (Зайберт, 1975), исследованы ряд выдающихся памятников мезо-неолита в Павлодарском Прииртышье (Мерц В.). Большим событием в археологической науке Казахстана явилось открытие и изучение поселения эпохи энеолита Ботай (IV-IIIтыс.до н.э.) и выделенная В.Ф.Зайбертом ботайская культура. Материалы ботайской культуры сегодня являются своеобразной матрицей для анализа коллекций каменного века, полученные различными авторами во многих регионах Казахстана и остающиеся пока нерасчлененными по эпохам, периодам, этапам и временам.

Ниже представлены полученные материалы в виде текстов, фотографий и рисунков. Последние явятся объектом системного анализа специалистами каменного века и войдут в научный оборот археологии Казахстана.

Научно-исследовательские работы были осуществлены на основании договора государственных закупок №020640001568/170129/00.

Объектом исследования является поселение Белкарагай, расположенное в 12 км к юго-западу от села им. Кабидоллы Тургумбаева (бывшее Шобанколь) Аулиекольского района Костанайской области. Памятник находится в урочище Белкарагай, расположенном на северо-западной периферии Тургайского плато. Местность характеризуется равнинным ландшафтом. При достаточной увлажненности поблизости нет крупных водоемов и рек. На незначительном удалении к юго-востоку распложено болото Каратомар, в 7 км к северо-востоку находится озеро Кожаколь, представляющее собой типичное «степное блюдце». Данная территория расчленена слабо. Для нее характерны низкие холмы и увалы, неглубокие озерные впадины. Столово-останцовая равнина имеет сеть балок и широких долин пересыхающих речек, пологие западины, в которых лежат соленые озера (см. Приложение А).

Памятник был открыт в 1990 г. В.И. Гребенюковым . Планомерное научное изучение поселения Белкарагай осуществлялось силами Тургайской археологической экспедиции в ходе 2000, 2001 и 2007 гг . Было установлено, что поселение Белкарагай является одним из крупных памятников энеолитического времени в регионе, материалы которого отражают взаимодействие терсекской, ботайской и суртандинской культур.

Таким образом, исследование поселения Белкарагай можно определить как важное направление в области изучения историко-культурного наследия Костанайского региона. Для выполнения исследовательских работ в 2017 г. был организован Белкарагайский археологический отряд.

В центральной части песчаных дюн, возле границ раскопа 2000 года с применением георадара было осуществлено георадиолокационное исследование участка площадью 150 кв. м., глубиной охвата 6 м. По данным геомагнитного сканирования, на этой части памятника выявлен нарушенный культурный слой поселения.

В ходе работ отряда были поставлены и последовательно выполнены следующие задачи:

1. Проведение археологических исследований на площади 100 кв. м. в соответствии с методикой археологических раскопок памятников поселенческого типа;

2. Проведение георадиолокационных исследований;

3. Документация раскопа посредством тахеометрической съемки;

4. Камеральная обработка археологических материалов;

5. Составление научного отчета.

По завершении археологических работ исследованное жилище было законсервировано засыпкой грунтом, а территория раскопа рекультивирована посредством восстановления плодородного слоя.

Материалы из фондов Национального музея РК

Асией Каражигитовой исследованы материалы поселения Красный Яр, на котором производили раскопки специалисты Казахско-Американской археологической экспедиции в 2000 году под руководством археолога Сандры Олзен (США) и Волошина В. (Казахстан).

Ниже прилагаются основные результаты этих исследований:

Летом 2000 года совместная казахско-американская археологическая команда проводила раскопки на участке энеолита Красного Яра I, в 10 км к западу от города Кокшетау. Археологом Казахстана, получившим разрешение на раскопки, был Валерий Волошин, который тогда был куратором археологии Национального культурного центра. Г-н Волошин, в сотрудничестве с д-ром Сандрой Олсен и Брюсом Брэдли, руководил проектом. Шагбан Бестасов был помощником археолога, руководил полевым экипажем и руководил полевым лагерем. Р. Кенжебаева организовала поданную лабораторию, контролировала студентов в лаборатории и каталогизировала все артефакты. Продолжительность раскопок была с 18 июля по 19 августа 2000 года. Экспедиция полностью финансировалась грантом Национального научного фонда США.

Казахстанская команда состояла из: В. Ворошин, Ш. Бектасов, Р. Кенжебекова, Г. Кокенова и др.

Американская команда состояла из: Сандра Ольсен, Брюс Брэдли, Карлин Джонс Блэй и др.

Исследование завершило этот полевой сезон полностью. Размеры участка были отображены на поверхностных находках и оцениваются в 210 метров на 235 метров, общая площадь которых составляет 38800 кв. Метров. 22 депрессии, вероятно, представляющие собой павильоны, располагались на общей станции (геодезическое оборудование). Методы дистанционного зондирования (магнитный градиент и электросопротивление) выявили 60 возможных питхаусов, а также ямы и другие особенности. Из этой информации можно было составить подробную карту поселения. Общая площадь 240 кв. Метров была раскопана в трех частях участка Красного Яра. Они называются раскопками 1, 2 и 3.

Во всех частях раскопок каждый горшок, каменный инструмент, ракушка и костный артефакт, который был признан в его первоначальном положении, был нанесен трехмерным образом на общую станцию. Все функции и большинство костей в ямах также были сопоставлены с общей станцией. Вся почва просеивалась через сетчатые сита размером 5 мм, за исключением первых 10 см зоны плуга. Большие мешки осадков были извлечены из ям для флотации, и для анализа пыльцы были взяты небольшие образцы почвы.

Анализ пыльцы проводился в Англии палинологом Робертом Скайфом. Дистанционное зондирование проводилось Дэвидом Маки из Archaeo Physics. Ричард Марлар проанализировал анализ остатков крови на двенадцати каменных орудиях из Красного Яра.

Дистанционное зондирование

Исследование дистанционного зондирования Красного Яра состояло из измерений градиента магнитного поля и электросопротивления более 24300 кв. Метров, или 63% от общей площади участка. Целью исследования было выявление и отображение недрных археологических признаков с использованием методов неинвазивной разведки. Геофизические данные, собранные в ходе этого расследования, были нацелены на дома, ямы и другие внутренние структуры, чтобы определить степень планирования жилых помещений, связанных с выделением деревни. Он также искал доказательства общинных областей, таких как площади, поскольку они также относятся к социальной организации. Были запрошены линейные функции, такие как штанги или загоны, поскольку они могут служить доказательством защиты и раннего приручения лошадей.

Общая процедура, которая была соблюдена, началась с деления каждой области обследования на ряд квадратов или обзорных сеток. Размер каждой сетки составлял 30 х 30 метров. Каждая сетка была обследована с использованием двух разных инструментов и путем считывания показаний вдоль регулярно расположенных участков. Значение и положение каждой точки данных автоматически записывались в цифровом формате, загружались на компьютер и обрабатывались для получения недр изображений.

Дистанционное зондирование

Исследование дистанционного зондирования Красного Яра состояло из измерений градиента магнитного поля и электросопротивления более 24300 кв. Метров, или 63% от общей площади участка. Целью исследования было выявление и отображение недрных археологических признаков с использованием методов неинвазивной разведки. Геофизические данные, собранные в ходе этого расследования, были нацелены на дома, ямы и другие внутренние структуры, чтобы определить степень планирования жилых помещений, связанных с выделением деревни. Он также искал доказательства общинных областей, таких как площади, поскольку они также относятся к социальной организации. Были запрошены линейные функции, такие как штанги или загоны, поскольку они могут служить доказательством защиты и раннего приручения лошадей.

Общая процедура, которая была соблюдена, началась с деления каждой области обследования на ряд квадратов или обзорных сеток. Размер каждой сетки составлял 30 х 30 метров. Каждая сетка была обследована с использованием двух разных инструментов и путем считывания показаний вдоль регулярно расположенных участков. Значение и положение каждой точки данных автоматически записывались в цифровом формате, загружались на компьютер и обрабатывались для получения недр изображений.

Исследование градиента магнитного поля

В отсутствие археологических и геологических вкладов магнитное поле Земли вблизи поверхности Земли равномерно и градиент этого поля эффективно равен нулю. Когда есть археологическое и геологическое магнитное поле, оно добавляет к магнитному полю Земли, а градиент магнитного поля уже не равен нулю. Исследования градиента магнитного поля измеряют отклонение от магнитной однородности и сообщают об этом как положительные данные, когда отклонение находится в направлении магнитного поля Земли и как отрицательные данные, когда отклонение находится в направлении, противоположном магнитному полю Земли. В этих исследованиях археологические признаки, которые являются более магнитными, будут вызывать большие искажения магнитного поля и появятся в изображении съемки с большим контрастом.

Обзор электросопротивления

Исследования электрических сопротивлений вводят электрический ток в почву и измеряют легкость или трудность, с которыми этот ток протекает через почву. Разность измеренных значений сопротивления на участке может быть интерпретирована как дисперсия относительного удельного сопротивления материалов вблизи каждого показания. Исследования сопротивлений реагируют на сочетание влажности почвы, концентрации растворимых ионов и физического типа почвы. Влажные почвы имеют более низкое удельное сопротивление, чем сухие почвы. Тонкие почвы, такие как глина, имеют более низкое удельное сопротивление, чем грубые почвы, такие как пески или гравий, а почвы с высокой минерализацией имеют низкое удельное сопротивление. Исследования с двумя электродами, как и в Красном Яре, отвечают удельному сопротивлению почвы в непосредственной близости от зондов отбора проб. Глубина отклика примерно пропорциональна полусферическому объему с радиусом, равным расстоянию между токовыми и потенциальными зондами. Археологические исследования обычно приводят к тому, что контраст сопротивления между археологическими особенностями и окружающей почвенной матрицей достаточно велик для обнаружения.

Методы

Общая станция использовалась для выкладки углов каждой сетки обследования, которая затем была отмечена деревянными ставками. Все углы сетки были размещены относительно постоянной точки привязки. Данные градиента магнитного поля собирались в линейных разрезах с интервалом в полметра, в результате чего плотность выборки данных составляла 16 образцов на квадратный метр.

Исследование сопротивления проводилось с помощью измерителя сопротивления с использованием конфигурации с двумя зонами. Расстояние между электродами составляло 0,50 метра. При этом расстоянии между зондами сопротивление измерялось на глубине около 0,50 м ниже поверхности. Плотность образцов составляла 2 образца на квадратный метр.

Обнаружение погребенных археологических признаков требует, чтобы сигнал, созданный археологическим признаком, поднимался выше локальной статистической неопределенности данных. Иными словами, археологические признаки сигнала должны быть больше, чем изменение локального сигнала, или уровень шума. Обработка данных пытается минимизировать «шум», присутствующий в данных, сохраняя при этом археологический сигнал.

После завершения цифровой обработки данные градиента магнитного поля были экспортированы и отображены с использованием изображений изображений в градациях серого. Более темные оттенки на карте градиента магнитного поля представляют собой положительное отклонение от среднего или нулевого магнитного градиента, тогда как более светлые оттенки представляют собой отрицательное отклонение. Шкала масштаба показывает диапазон данных, содержащих изображение. Гистограмма данных отображает частотное распределение обработанных амплитуд данных.

Для электрического сопротивления более темные оттенки на карте сопротивления записывают отрицательные данные и представляют собой область относительно низкого сопротивления. Эти области могут быть такими, как ямы и траншеи с высоким содержанием влаги, глинами, почвами с высокой соленостью и т. Д. Более светлые оттенки записывают положительные данные и представляют области с высоким сопротивлением. Это могут быть такие особенности, как архитектура камня, песок или гравий, заполненные ямы и т. Д.

Настройка сайта и полевые условия

Никаких серьезных проблем для сбора геофизических данных не возникало из-за ландшафта или растительности. Почвы Красного Яра состоят из относительно однородного глинистого суглинка. Измерялась малая магнитная восприимчивость одного образца почвы от примерно 10 см ниже поверхности в Красном Яру. Массовая магнитная восприимчивость этого образца составляла 4,21 × 10 -7 м 3 / кг.

Результаты и интерпретации

Изображение данных с магнитным градиентом обеспечивает очень четкие очертания многих домов, а также подробное описание очагов в домах и заочных ямах. Разрешение составляет менее 1 м. Дома в основном квадратные, в среднем около 6 х 6 м, и, как правило, ориентированы так, что один угол указывает на север. На магнитном изображении было записано 60 возможных домов. Дома примерно расположены в рядах и группировках по крайней мере в трех открытых зонах, которые, возможно, были площадями. Самая большая и самая центрально расположенная площадь содержит полукруглое расположение небольших ям, которые могли быть после пресс-форм. Дом, который может опубликовать структуру, скрывает северную половину круга. Сдержанное выравнивание почтовых форм, которое измеряет диаметр 22 м, могло быть ограждением, таким как загон. На всех открытых участках появляются многочисленные другие ямы, некоторые из которых могут находиться в горизонтальном положении. Современный путь и дорога, ведущая в лагерь, а также наши раскопки, четко разграничены на изображении с магнитным градиентом.

Изображение электрического сопротивления показывает дома как интенсивно темные пятна, но не раскрывает формы домов так же, как это делает изображение магнитного градиента. Он также не указывает большую часть меньших ям. Горизонтальное разрешение электросопротивления в некоторых случаях приближалось к 1 метру, но только около 47 из домов обозначены каким-либо образом. Без изображений с магнитным градиентом большинство домов были бы идентифицированы только как аномалии неизвестной природы. Геологические особенности, вызванные изменениями типа почвы или уплотнения, более четко выражены в изображении электрического сопротивления, чем в изображении с магнитным градиентом.

Эти два метода ясно показывают разные вещи, поэтому выгодно использовать оба метода.

Сравнивая два разных изображения, доверие к идентификации фундаментов дома было значительно увеличено. Когда оба изображения отображали большие объекты в одном и том же месте, было более вероятно, что эти функции были аутентичными. Эта информация значительно повлияет на выбор районов, которые будут выкопаны в будущем.

Раскопки и их особенности

Раскопки 1

Раскопки 1 были состоят из площади 15-15 квадратных метров (225 кв. М.). Участок раскопок был выбран В. Волошиным. Блок был разделен на четыре квадранта, северо-запад, северо-восток, юго-запад и юго-восток. На поверхности были посыпаны камни и хлопья, мелкие черепки и костные чешуйки, а небольшая круглая депрессия указывала на то, что в этой области, вероятно, находилась пифака. Stratum 1 был зоной плуга и состоял из черной гуминовой почвы.

Контактная поверхность между Stratum 1 и 2 показала многочисленные следы плуга в параллельных линиях, идущих с севера на северо-запад к юго-юго-востоку. Раскопки этой области показали один дом, семь больших ям, содержащих кости, вырытые в исходную наземную поверхность вокруг наружной поверхности дома, одну каменную кэш-яму, щебень и три забора вне дома в северо-западном квадрате. Накопленный осадок над домом и прилегающим районом, вероятно, осаждался преимущественно ветром. Рождение грызунов было очевидно вплоть до стерильных отложений в большинстве ям. Некоторые из самых важных открытий были получены из ям вокруг дома. Данные еще не были полностью проанализированы, но ямы, похоже, служили множеству целей.

Естественный слой, в который были вырыты ямы, был тонкой иловой глиной, которая различалась по цвету от белого до желто-желтого до красного. Семь крупных ям варьировались по размерам и размерам, но составляли в среднем около 1 м в глубину и 1,5 м в диаметре. Они содержали в основном кости животных, в которые входили несколько черепок и каменных орудий. Кроме того, куски древесного угля были найдены на дне ямы, а иногда и на более высоких уровнях. Образцы радиоуглерода были собраны и отправлены для анализа.

Дом 3

Один дом, расположенный в Раскопе 1-й раскопки, был раскопан в 2000 году. Он был обозначен как Дом 3, потому что два дома были раскопаны в предыдущей работе в Красном Яру. Дом был квадратным, размером 6 м. Пол был на 75 см ниже доисторической поверхности земли и на 0,9 м ниже современной поверхности земли и содержал множество архитектурных сооружений / пол был очень четко обозначен ровной поверхностью, отличающейся от заливки выше и стерильной глины ниже. В некоторых местах пол изогнулся вверх, образуя губу, где стены были пересечены с полом. Небольшой центральный очаг, размером около 25 см в диаметре, содержал древесный уголь, сожженные глины и обгоревшие фрагменты кости. Образец содержимого очага хранился для анализа. Две небольшие зазоры, возможно, для опорных балок крыши, образовали центральную линию, идущую параллельно северной и южной стенам. В доме заполнили, вдоль северо-западной стены, 28 первых фалангов лошади были найдены в узком скоплении. Основываясь на их близкой группировке, они, похоже, содержались в сумке или контейнере у стены. Была найдена только одна небольшая яма для фундамента, хотя мы тщательно исследовали ее ниже уровня пола после того, как все находки были сопоставлены. Он содержал половину метаподиальной лошади, которая была чрезвычайно хорошо сохранена.

Девять концентраций мелких хлопьев, возможно, указывающих на посадку, были найдены на этаже дома. Также были восстановлены шестьдесят мелких скребков и другие инструменты из хлопьевидного камня, включая чешуйки, отретушированную чешуйку, сердечник, 2 точки снаряда, бифацию, 4 штуки эскимос и фрагменты из трех артефактов из наземного камня. Одиннадцать из двенадцати корпусных дисков были найдены на этаже дома. Из дома были также извлечены различные костные артефакты и черепахи.

Поверхность над полом в северо-восточном квартале была покрыта скоплением разрушенных плотных костей ноги лошади (запястья и лапы), вылитых на поверхность. Необычные структуры трещин указывают на производство костной смазки. В этой области Wealso нашли 39 мелких скребков и шесть штук снарядов. Этот материал, кажется, был депонирован после того, как дом был оставлен.

Профиль, делящий пополам дом вдоль оси восток-запад, показывает процесс, с помощью которого осадки накапливались в яме дома. Когда структура рухнула, она была заполнена толстым слоем грязи и глины, содержащей кости, керамические черепки и каменные инструменты. Заливка, по-видимому, представляет собой комбинацию рухнувшей кровли и стен, а также некоторую мусор.

Кластерные и костяные кластеры

На поверхности оккупации юго-восточного квадроцикла была площадь около 3 м (с севера на юг) на 4 м (с востока на запад), состоящая из плотных концентраций костных и каменных хлопьев. Они были обозначены как кластеры 1 и 2 из хлопьевидного камня и кластеры костей 1 и 4. Скопление кластеров 2 меньше, более плотная концентрация в более крупном кластере хлопьев 1 и костном кластере 1 представляет собой меньшую концентрацию кости только к западу от Flake Cluster 2 , внутри области, обозначенной как Bone Cluster 4. Сотни хлопьев в этом кластере - это, в основном, красный алевролит, который прибыл с близлежащего холма, где доисторические карьеры ямы были недавно задокументированы (Zhartas Quarry Site). Сотни хлопьев еще предстоит проанализировать, но анализ образцов (712 штук) указывает на то, что немодифицированные кусочки камня транспортируются в место и впадают в бифациальные инструменты. Также вероятно, что некоторые из полученных хлопьев были сделаны в скребках.

Особенность 1

Особенность 1 - небольшая яма нерегулярной формы, выкопанная в глухую глину tan0yelow на северо-западной четверке. Он содержал чрезвычайно интересный кеш-камень. Его размеры составляли 37 см в длину, 20 см в ширину и 12 см в глубину. Он был вырыт с доисторической поверхности и сформирован как бассейн. Почва для заполнения была черной органической почвой, подобной зоне плуга. Его содержимое включает 148 каменных хлопьев (и 13 фрагментов), в основном кремового цветного кремня, и помещается в слои. Некоторые хлопья были установлены вертикально по краям ямы, как если бы они выровняли стороны ямы. На вершине флисовой чешуйкой куча была ард или топор другого типа. Ни один из хлопьев не может быть переоборудован друг с другом.

Особенность 2

Особенностью 2 была яма, расположенная в северо-западной четверти размером 1,07 м в длину, 0,92 м в глубину. Верхние стены были очень трудно определить из-за грызунов и почвенных трещин. Это была овальная вертикальная яма, вырытая в ил и белая глиняная подложка. Яма была раскопана в трех вертикальных единицах. Stratum 1 был органической черной почвой. Stratum 2 был смешанным желто-коричневым илом с известковыми включениями и многочисленными норами грызунов. Stratum 3 был таким же, как Stratum 2, но с меньшим количеством известковых включений. Он опирался на природную белую глину. Некоторые участки стен ямы кажутся окисленными, что указывает на нагрев, и в заполнителе присутствуют скопления древесного угля, поэтому его, возможно, использовали в качестве обжиговой ямы. На дне ямы было больше отходов, которые лежали прямо на нем, но также содержали некоторые вероятные ритуальные предметы. Различные фрагменты костей лошади предполагают, что позже он был заполнен мусором. К ним относятся: полная «маска» черепа лошади, в отличном состоянии, сочлененные шейные позвонки (шейки) лошади, рога лося и рога оленя красного оленя. Семь скребков и бифокальный фрагмент были смешаны с наполнителем, но не было никаких явных действий, обозначенных каменными инструментами.

Особенность 3

Особенностью 3 была удлиненная яма, расположенная в северо-восточной четверти размером 2,95 м в длину, 0,79 м в ширину и 0,53 м в глубину. Длина ямы была ориентирована вдоль северо-западной к юго-восточной оси и имела довольно вертикальные стены. Stratum 1 состоял из пост-остаточной органической почвы. В Stratum 2 были смешанные илы с известковыми включениями, трещинами почвы и грызунами. Кости, лежащие на основании ямы, предположительно размещены там. Он был в основном заполнен тем, что, по-видимому, отказывалось и включало в себя каменный моль, абрадер и еще один фрагмент из наземного камня.

Особенность 4

Особенностью 4 была небольшая овальная яма, расположенная на юго-восточном квадроцикле размером 21 см в длину, 16,5 дюйма и 4 см в глубину. Это была легкая депрессия в стерильную желто-желтую иловатую глину с нечеткими краями, но кости в ней были плотно сгруппированы внутри. Залив состоял из черной органической почвы.

Особенность 5

Особенность 5 была круговой забой с вертикальными сторонами в северо-западном квадрате, который измерял 15 см в диаметре и 9 см в глубину. Заготовка была вырыта в смешанную подпочву с дном, приблизительно в контакте со стерильной желто-желтой иловой глиной. Это может быть связано с Особенностью 6, расположенной поблизости забойкой.

Особенность 6

Особенность 6 - еще одна скважина в северо-западном квадрате, длина 17 см, ширина 16 см и глубина 12 см. Это была цилиндрическая дыра, вырытая в смешанную гуминовую почву и иловатую глину, вплоть до стерильной темно-желтой иловой глины. Возможно, это связано с Feature 5.

Функция 7

Особенностью 7 была большая овальная яма размером 1,71 м в длину, 1,2 м в ширину и 1 м глубины, расположенная на юго-восточном квад. Яма была раскопана по трем слоям. Первой была зона плуга, вторая - заливка, а слой 3 - материал, лежащий прямо на полу. Яма содержала большое количество костей лошадей, в том числе «маску» черепа лошади. Две собачьи мандибулы были найдены близко друг к другу, но это были два разных человека. На полу ямы были сформулированы ноги костей лошади. Южная стена и пол ямы были ярко-красными, предлагая использовать печь для обжига. В заполнении ямы было 9 скребок и кусок эскилли.

Особенность 8

Особенностью 8 была большая яйцевидная яма размером 1,7 м в длину, 1,45 м в ширину и 1 м в глубину, расположенная в юго-западной четверти. Яма была раскопана по трем слоям. Первой была зона плуга, вторая - заливка, а слой 3 - материал, лежащий прямо на полу. Яма была заполнена костями лошадей и зубов. Среди тех, которые представляли интерес, был крест для лошадей, в котором содержался сохранившийся органический материал, возможно приготовленная кровь, в нервном канале. Также найдено был рожок ядро из зубра, который отображается chopmarks вокруг середины, указывающие, что часть рога были собраны в течение некоторого использования. Были обнаружены челюсть зубов и две лошадиные мандибулы, содержащие зубной ряд, а также две стринги. Полностью эта яма дала 3 концевых скребка, 3 части точки снаряда, 1 боковой скребок и 1 возможный топор.

Функция 9

Особенностью 9 была прямоугольная яма размером 2,04 м в длину, 1,36 м в ширину и 1,2 м в глубину, расположенная в северо-западной четверти у западной окраины раскопок. Яма была раскопана по трем слоям. Первой была зона плуга, вторая - заливка, а слой 3 - материал, лежащий прямо на полу. В середине этой ямы сохранился восточно-западный балк, чтобы профиль мог сохраниться до тех пор, пока дно ямы не будет достигнуто. В северной половине ямы находились две сочлененные шеи лошадей, одна из которых была найдена, опираясь почти вертикально на стену. Под ним и рядом с другим рядом шейных позвонков у дна ямы была «маска» черепа лошади. Эта маска была самой полной, сохраняя большую часть париетальных и верхнечелюстных, а также носовых.

В южной половине ямы был обнаружен изолированный череп собаки. Это соответствует традициям, признанным Ботаем, в котором собаки были захоронены на западных сторонах домов (Olsen 2000). Единственными формальными каменными орудиями из этой ямы были четыре концевые скребки.

Функция 10

Особенность 10 - это заход в северо-западный квадрат, который явно не связан с другими.

Особенность 11

Это число не использовалось.

Особенность 12

Особенностью 12 была овальная яма размером 1,35 м в длину, 1 м в ширину и 0,8 м в глубину, расположенная в северо-западной четверти, около северо-южного меридиана раскопок. Яма была раскопана по трем слоям. Первой была зона плуга, вторая - заливка, а слой 3 - материал, лежащий прямо на полу. Он содержал некоторую лошадь и высокий процент зубных костей, включая сочлененную шею и череп. В этой яме был только один скребок.

Функция 13

Особенность 13 - широкая, мелкая яма, граничащая с восточным краем раскопок 2000 года, так что только приблизительно половина ее была раскопана. Ширина составляет 2,12 м, а половина, которая была вырыта, составляет 1,3 м. Глубина - 0,5 м. Оит расположен в южной части северо-восточного квадроцикла. Он содержал концентрацию костей лошадей, в том числе плохо сохранившуюся черепа «маска». В этой яме мы нашли один фрагмент точки снаряда и один концевой скребок.

Раскопки 2 (Южная траншея)

Открылись два других траншеи, около того, что считалось южным и западным краями поселения. Однако в обоих случаях был обнаружен значительный культурный материал. Южный траншеи измерял 1 м на 4 м (площадь 4 м2) и 86 см в глубину (ниже поверхности земли). В траншеи была добыта яма, заполненная пепельной почвой, концентрация костей и небольшое количество каменных орудий и черешни. Наклонная стратиграфия и наполнение позволяют предположить, что траншея делят пополам другую пифту. Яма была вырыта в синий мергель, возможно, образованный древним прудом или озером, который значительно предшествовал оккупации участка. Самая значительная находка - это кластер из шести фалангов лошадей, похожих на большую группу, найденную в Доме 3. Кроме этого, в этой траншеи были найдены только две концевые скребки и кусок перфорированного камня.

Раскопки 3 (Западная траншея)

Западная траншея была 1 м на 11 м (11 м2) и глубиной 90 см (ниже поверхности земли). Этот блок был вырыт в основном для интерпретации геологической стратиграфии длинной депрессии, которая, как считается, представляет дренажный канал. Траншея была разрезана перпендикулярно поперек большой продолговатой депрессии, которая протекает в основном с севера на юг вдоль западной окраины участка. Небольшие современные коты крупного рогатого скота у дна траншеи предполагают, что канал был сделан в последнее время, но в траншеях также обнаружен кластер из семи крупных кварцитовых скребков с неизвестной принадлежностью. Большая площадь сжигания, возможная, когда мусор накапливался и был зажжен в какое-то неопределенное время, в прошлом производил значительное количество древесного угля.

Источник конгломерата

В дополнение к основному поселению была исследована и нанесена на карту площадь природного камня около 400 метров на северо-запад. Материал, выставленный на поверхности низкого роста, состоял из кусочков разного размера из ферробетона-конгломерата, содержащих мелкую и среднюю гальку и несколько меньшие куски гематита. Этот выход, по-видимому, является источником сырья, используемого для изготовления больших перфорированных каменных дисков в Красном Яру. Этот вывод был усилен присутствием в Красном Яру нескольких фрагментов конгломератных дисков, разрушенных во время производства. В каждом случае диски сломались во время перфорации, клюв. Эти сломанные части ясно указывают на то, что перфорации были сначала сделаны путем ключения, а не сверления. Маловероятно, что эти отходы производства будут распространены на Красном Яру, если сырье будет с большого расстояния.

Находки

Каменные артефакты

Автор: Брюс Брэдли

Большое количество каменных артефактов было встречено на всей территории раскопок, большинство кусков - чешуйчатый камень дебита (55 мешков), некоторые из которых были обнаружены в кластерах, которые, вероятно, указывают на расположение кнутов. Это относится к старой жилой поверхности за пределами дома и на полу дома. Мы также нашли много формальных инструментов, в которых доминируют мелкие скребки Д-р Евгений Гирия из Санкт-Петербурга, Россия, провел микроскопический анализ на 12 концевых скребках. Микроволны указали, что они в основном используются для скрытой работы, и что они были взломаны. Существует множество свидетельств того, что они неоднократно. Любопытно, что все скребки, которые были проанализированы, были пересмотрены непосредственно перед удалением. Большое количество скребков и перекрестных хлопьев, найденных на домашнем этаже, вероятно, указывает на то, что в доме проводилась интенсивная подготовка к укрытию.

Бифаксы, в основном фрагменты, были довольно распространены, но многие из них были разбиты во время производства. Ничего не было ясно закончено в нож, хотя каменные ножи, вероятно, были частью инструмента Красного Яра. Осколки точки снаряда также были довольно распространены, а некоторые были четко разбиты во время их создания. С другой стороны, у некоторых есть переломы, указывающие на то, что они ударяют тяжелые объекты с достаточной силой, чтобы их разбить. Вероятно, это указывает на то, что они использовались для охоты.

Чтобы узнать больше о том, какие виды охотились, 12 фрагментов снаряда были представлены доктору Ричарду Марлару, Боулдер, Колорадо, для иммунологического анализа остатков крови (см. Отчет ниже). Когда это удается, этот метод может определить, какие виды животных были ранены. Три из них имели положительные результаты, причем все три указывают на человеческую кровь. У одного также был остаток кабана и овечьей крови, а у другого также были кабан, собака, козерог и крупный остаток крови. Доктор Марлар указал, что очень редко можно найти человеческую кровь. Мы также считаем интересным, что ни одна из частей не имела конской крови, особенно учитывая, насколько распространены лошадиные кости в Красном Яру.

Особенность интереса в артефактах из чешуйчатого камня - это тип используемого сырья. Сырье включает кремни, алевары, агаты, яшмы, мелкие и крупные кварциты и кварцевый кристалл. Только алевролит имел положительное местоположение источника (участок карьера Жартас, 7,18 км к юго-востоку от Красного Яра). Это представляет большой интерес, когда другие камни пришли, особенно в связи с возможными зонами эксплуатации ресурсов и взаимодействия с другими сайтами энеолита, такими как Botai и Vasilkovka.

Мы также восстановили два частичных перфорированных каменных кольца. Оба они были изготовлены из местного ферробетонного конгломерата, и оба были разрушены во время производства. Из-за этого можно сказать что-то о том, как они были сделаны. Во время наших раскопок были проведены небольшие исследования вокруг участка. Область того же ферробетонного конгломерата располагалась недалеко от места, и мы обнаружили полное кольцо к северо-западу от места, без видимого археологического контекста. Все эти элементы вместе позволяют нам описать, как они были сделаны.

Первым шагом было выбрать кусок камня, который был примерно правильного размера во всех измерениях. Затем этот кусок был частично сформирован в нерегулярный диск из-за грубого шелушения, вероятно, на тяжелой каменной наковальне. Затем перфорация была сделана, наложив депрессию на оба лица, пока они не встретились посередине. Пройдя через него, дополнительная клюшка увеличила отверстие. Затем он был сглажен ротационным абрадером из песчаника или кварцита. Наконец, кольцо было закончено, клеявшись повсюду, чтобы сгладить поверхности и сделать диск обычным. Иногда перфорированное кольцо также было однородным. Нельзя сказать, что все перфорированные кольца были сделаны из камня Красного Яра, и все они были сделаны одинаково, но это один вариант, наблюдаемый в Красном Яру.

Анализ остатков каменных артефактов

Автор Ричард А. Марлар

Анализ протеиновых остатков (PRA) был выполнен на 12 каменных очках из Красного Яра. Анализы проводили на биологическом веществе, удаляемом из каменных точек, чтобы выяснить, присутствует ли гемоглобин белка крови. Этот белок может оставаться нетронутым в течение от 5000 до 10000 лет, и поскольку он обычно не содержится в слюне, моче или фекалиях, он редко вводится в качестве загрязнителя. Девятнадцать современных видов животных были испытаны для сравнения с доисторическими остатками крови.

Результаты показаны в таблице 2. Остатки гемоглобина были обнаружены на трех из 12 баллов. Все трое дали положительные результаты для человеческой крови. Это очень необычно и предполагает, что это оружие использовалось в войне. Одна из точек (образец 384) имела очень высокое отношение (3,09). Количество человеческого гемоглобина на этом артефакте в три раза превышает верхний предел отрицательного контрольного образца. Основываясь на этом уровне реактивности с человеческим гемоглобином, крайне вероятно, что этот инструмент вступил в контакт с кровью человека. Образец 422 многократно тестировал положительный результат на более чем один остаток при разведении 1:20, но все остатки были отрицательными для всех антител при разведении 1:50. Это показывает, что реакционная способность слабая. Три антитела, которые реагировали с образцом артефакта, были человеческими (отношение 1,63), свиньи (свиньи или домашней свиньи) (рацион 1,39) и овечки (дикие или домашние овцы) (рацион 1,17, очень слабый). Третий артефакт (образец 474) также испытал положительный результат на несколько остатков. Этот артефакт положителен для более чем одного антитела при разведении 1:20, но отрицателен для всех антител при разведении 1:50. Это положительно для человека (рацион 1,89), свиньи (рацион 1,47), собаки (рацион 1,47), козерога (рацион1,27) и быка (туры, домашний скот или бизон) (рацион 1,17). Опять же, самый сильный ответ для человека, за которым следуют собачьи, procine, ibex / коза и, наконец, бычий. Из-за множественных остатков, полученных с этими двумя последними образцами, все антитела повторно тестировались на перекрестную реактивность.

Этот метод был поставлен под сомнение, поэтому мы не делаем серьезных выводов на основе этого небольшого образца, однако исследователю было дано слепое испытание. То есть, sya, исследователь не знал, откуда в мире пришли образцы или когда сайт был занят. Это означает, что данные не могут быть предвзяты предыдущими знаниями исследователя. Наиболее удивительным результатом было то, что в трех точках не было обнаружено крови лошади, что дало положительные результаты. Также было необычно найти человеческую кровь во всех трех образцах, что дало положительные результаты. Если в будущих исследованиях по-прежнему будет показана эта картина, нам необходимо сосредоточить больше внимания на возможных доказательствах войны.

Глиняная посуда

Автор: Сандра Олсен

Восемьдесят восемь фрагментов керамики были извлечены во время раскопок 2000 года в Красном Яру. Не было найдено целых горшков или даже очень крупных шерстей. Потчерины были довольно деликатными во время раскопок, поэтому их очищали легкой легкой чисткой после полного высыхания, они в основном темно-серого цвета, что указывает на уменьшающуюся атмосферу во время стрельбы, но один шерд бледно-оранжевый, что указывает на окислительную атмосферу в таком случае. Тем не менее, цвет может варьироваться от серого до оранжевого на оранжевом. Характер, когда он присутствовал, состоял из округлых кварцевых зерен, возможно, полученных из песка из реки Чаглинка, которая находится всего в 4,8 км от участка. Температура редко использовалась в высоких процентах, и часто трудно различить любую добавку в пасте. Толщина шерстей варьировалась от минимум 3,5 мм до максимум 11,5 мм.

Поскольку материал был настолько фрагментарным, трудно сделать окончательные заявления о формах горшков из Красного Яра. Семь из черепов носили диски, в то время как остальные были только телами. Один обод был слегка вывернут или разгорелся, два были прямыми, а три были перевернуты. Они предполагают, по крайней мере, три формы горшков, с шеей и легкой губой, с вертикальными сторонами и с шаровидными.

Экстерьеры горшков были украшены различными впечатлениями.

Формы силиконового каучука были изготовлены из внешней части большинства украшенных черешни, чтобы их можно было исследовать, используя сканирующий электромикроскоп в Университете Карнеги-Меллона в Питтсбурге, штат Пенсильвания, США. Предыдущие исследования керамики с сайта Botai показали, что можно идентифицировать впечатления от скоропортящихся материалов, таких как веревка, тканевое плетение и древесина на экстерьерах керамики из энеолита из этого региона. Эта информация чрезвычайно ценна, поскольку эти материалы обычно не выживают на открытых площадках в степи. С помощью такого типа анализа можно изучать технологии изготовления шнуров, тканевого и корзиночного плетения и резьбу деревянных гребней. Анализ SEM также проводится по показаниям, сделанным ребрами с надрезом и точечными инструментами. Отдельные углубления, сделанные зубьями гребней и краями ребер, являются такими же диагностическими, как отпечатки пальцев. Поэтому можно сравнить шерды и выяснить, были ли они украшены одним и тем же инструментом. Этот метод может значительно переделать шерды из одного и того же горшка и потенциально идентифицировать конкретный набор инструментов гончара, который использовался на разных горшках. Отпечатки шнура ясно показывают, что веревка, изготовленная из растительных волокон, всегда была построена из двух стендов, которые были обработаны, чтобы дать шнур и S-твист. Этот поворот распространен, когда правое лицо вращает веревку на его или ее бедро, хотя это также может быть сделано пальцами как правого, так и левого человека. Экспериментальный шнур был изготовлен из конопли, крапивы, льна, конопли, собачьего угодья, травы, шерсти собаки, овечьей шерсти, конской гривы, хвоща и сыромятной кожи. Результаты некоторых предварительных работ СЭМ свидетельствуют о том, что гончары «Красного Яра» делали веревку из растительных волокон похожими на траву, а не на другие виды волокон, таких как конопля, конопля или лен. Для ботаи верно обратное.

Десять маленьких шедевров анализируются в Бристоле, Англия, химиком доктором Ричардом Эвершедом, чтобы определить, можно ли обнаружить остатки молочного жира или жиров из мяса. Эти жиры являются диагностическими для уровня рода, так что можно различать лошадь, крупный рогатый скот, овец и других животных. Если можно найти остатки конского молока, то это будет доказательством того, что лошади были одомашнены к моменту оккупации участка.

Костяные артефакты

Автор Sandra olsen

Многочисленные типы костных артефактов были идентифицированы в небольшой коллекции из 46 предметов из Красного Яра (табл. 4). Их интерпретациям помогает тот факт, что Олсен изучил 900 артефактов с места Ботаи, которые очень похожи. Дается подробное описание каждого типа и завершен метрический анализ, но будущая работа будет включать сканирующую электронную микроскопию изготовления и использования следов износа.

Вещь-сглаживателей

Семь верховых мандибул были сделаны в инструменты, известные как стринги. Эти инструменты были вторыми по частоте каменными скребками в Ботай. Микроскопический анализ выемок в этих инструментах показывает, что мягкая, гибкая, узкая полоска материала неоднократно тянулась назад и вперед через вырез, поскольку кожаная стрижка могла быть. Их делали, забивая нижнюю челюсть и выбивая все зубы, а затем вдавливая паз или выемку в оставшуюся кость. Только один хорошо сохранился и имеет глубокую выемку (образец № 1053). У других есть одна мелкая канавка с полировкой и износом. Ширина канавки в наиболее хорошо сохранившемся примере составляет 44,6 мм, что указывает на то, что ремешки были уже. Функция ремешка - это выпрямлять и растягивать стринги из сыромятной кожи, прежде чем они превратятся в утилитарные объекты. Большинство ремешков вырезаны из шкуры в непрерывной спирали, что позволяет им быть намного дольше, чем животное спереди и сзади, но результирующие стринги скручиваются и должны быть выпрямлены перед использованием. Частота этих инструментов в ботанической культуре способствует доказательству одомашнивания лошадей, поскольку, вероятно, использовались примитивные уздечки, кнуты, лассо и полюсные ловушки. Стринги могли также использоваться в качестве гарпунных линий.

Гарпун

Единственный пример ботанического стиля гарпуна имеет драматический удар, который удалил наконечник. Оружие было сделано путем вскакивания метафодиального фрагмента вала лошади в пустую. Затем заготовку закончили скребком с помощью ретушированного инструмента, вероятно, скребка. На фланце есть легкий блеск, который предотвращает движение линии, соскальзывая с основания. Гарпун выглядит сырой и незавершенным, но польский и ударный перелом показывают, что он использовался.

Зубчатое ребро

В раскопках 2000 года было обнаружено только одно зубчатое ребро для лошадей, но эти орудия довольно многочисленны в Ботаи. Функция этих инструментов хорошо продемонстрирована впечатлениями в керамике из Красного Яра и Ботаи. Впечатления состоят из тонких изогнутых, пунктирных линий. Производство ботаи с надрезом ребер весьма интересно. В других частях мира такой инструмент можно было бы сделать очень легко, просто распилив зубчатый ремень на краевой ребро камнем. Люди ботаи либо пробивали выемки сбоку, оставляя надрез с несколько круговым профилем, либо помещали чешуйку поверх края, а затем ударяли ее сверху, используя метод косвенной перкуссии. Некоторые из тех, которые сделаны с помощью пуансона, похоже, были сделаны с помощью металлического инструмента (в данном случае для медного). Это пример из Красного Яра. В таблице 5 показано распределение ширины и глубины надреза, а также расстояние между вырезами в этом единственном примере. Средняя (средняя) ширина надреза составляет 1,8 мм; средняя глубина надреза составляет 1,3 мм; а среднее межъядратное пространство составляет 4,3 мм.

Керамика гладкая

Ребро лошади или другого крупного животного было разделено продольно, чтобы нарезать его и потирать по краям и заканчивать, чтобы сделать длинный, плоский, двугранный инструмент. Подобные инструменты были найдены у ботаи с красной глиной, упакованной в губчатую внутреннюю кость ребра. Предполагается, что он использовался для сглаживания тела горшка во время производства и для слияния катушек друг с другом. Такие инструменты находятся во многих частях мира, включая Великобританию и Американский Юго-запад.

Деревообрабатывающий инструмент

Мандибулы трех сусликов, сурка и бобра были модифицированы для использования в качестве долота и инструментов для деревообработки. Инструменты челюсти бобров известны из мезолита, а затем в России и по всей Евразийской степи. Они сделаны на левой или правой нижней челюсти после того, как две половины раздвинуты. Затем суставную мыщелку и соседний позвоночник отрезают, а гнездо зуба открывается, аккуратно клюкая на него небольшим молотком. Резчик иногда заземляется до точки, или он может быть оставлен в форме естественного долота. Экспозиция длины гнезда позволяет разрезать кулак в челюсти, когда он изнашивается. Это подразумевает, что некоторый органический упаковочный материал должен быть вставлен за резцом в гнезде, когда он движется вверх, чтобы предотвратить его скольжение вниз в гнездо с глаз долой.

Молот / Приколы

Петлачак и плюсневая лошадь были превращены в инструмент, распространенный только в ботанической культуре. Многочисленные примеры известны с сайта Botai. Дистальные концы служат в качестве основания, а проксимальные концы были грубо оборваны во время изготовления. Дистальные части валов демонстрируют значительный ударный ущерб от использования в качестве молотков. Этот износ не совсем то же самое, что и при перкуссионном отслаивании каменных инструментов, но он похож на ущерб, который возникает, когда лошадиные зубы ударяют, чтобы выбить их из нижней челюсти. Наконечник пястной кости имеет ударный перелом, который удаляет исходную точку, но производственные следы все еще видны. Первоначальная точка была сделана комбинацией абразивной обработки шлифовальным камнем и соскабливанием с краем чешуйки или хребтом каменного инструмента. У лошадиной плюсневой кости есть раздвоенный вал. Один из штырей короток и не имеет износа, тогда как другой длиннее, но сломан над кончиком. Эти инструменты, возможно, использовались, чтобы сломать открытые мандибулы, чтобы сделать стринги, а также открыть другие кости для извлечения костного мозга.

Hyoid Tools

Две лошадиные хииды (костяные кости) были слегка абразированы вдоль краев и демонстрировали слабый блеск, указывающий на то, что они использовались. В настоящее время их функция неизвестна, но их тонкая природа и легкий блеск сделали бы их подходящими для скрытой работы.

Перфорированная лошадь Tarsal

У тартальной кости лошади есть большое отверстие, просверленное в центре его. Точная цель этого объекта неизвестна, но, возможно, у него была веревка, которая была завязана на одном конце, а кость действовала как кнопка, чтобы остановить веревку от проскальзывания через кусок кожи или ткани. Поскольку кость не круглая, вряд ли она была бы винт веретена.

Инструмент Bipointed Awl или Netting

Маленький тонкий инструмент, сделанный на ребре большого млекопитающего, был точно очерчен на обоих концах. Его можно было использовать как шило, но, возможно, он имел более конкретную функцию, такую как инструмент сетки.

Шила

Awls были наиболее распространенным типом костного инструмента в этой коллекции, но большинство из них фрагментарно и состоят из небольших частей вала или наконечника. Два полных шила сделаны на костях птиц. Один из них - большой птичий тибиотарсус. Он был рифленый и привязан к параллельным сторонам. Основание и наконечник хорошо полируются от обработки и использования. Некоторые поперечные страты только вверх от вала от наконечника, кажется, используют износ. Это говорит о том, что инструмент использовался на абразивном растительном волокне, возможно, при создании корзин. Микроскопический анализ горшка из Ботаи показал впечатление корзины. Техника изготовления этой корзины была методом намотки, для которой требуется шилька такого типа. Вторая - крупная птичья локоть, которая была измельчена у основания (проксимальный конец локтевой кости) и на кончике. Метаподиальная шипа лося была слегка измельчена, чтобы превратить ее в шило, но на нем нет износа. Из-за их естественной формы эти кости практически не требуют изготовления для превращения их в шилы.

Широко распространенные инструменты

На раскопках 2000 года были обнаружены кончики шести широко заостренных инструментов и одного целого, сделанного на осколке метаподиальной лошади. Измерения ширины и толщины наконечника можно найти в таблице 6. Средняя ширина наконечника составляет 6,4 мм; средняя толщина составляет 4 мм. измерения были сделаны на 5 мм вверх от вала с конца инструмента. Большинство из них были линзовидными в поперечном сечении на кончике. Кончики были сформированы главным образом продольным скребком с каменной чешуйкой или скребком. Некоторые показывают светло-блеск на кончике и по краям. Возможно, они выполнили множество функций, в том числе ткацкие инструменты, кинжалы и т. Д.

Вырезанные Aurochs Astragalus

Астрагал зубов был очень тонко вырезан с вылупившимися треугольниками и другими геометрическими рисунками. Эта штука уникальна, но тонкое мастерство напоминает расколотые фаланги, найденные в ранних раскопках в Красном Яру и в Ботаи. Линии едва заметны, потому что они такие прекрасные. Нет никаких признаков красной охры, наполняющей их.Кулон

Зубчатый резец был сделан в подвеску, вырезая узкую бороздку вокруг своего корня около вершины. По-видимому, нить была надежно привязана к ней, чтобы ее можно было опустить как ожерелье или прикрепить к одежде.

Шелковые бусины

Автор: Сандра Олсен

Во время раскопок 2000 года были извлечены двенадцать шариков диска. Все они были сделаны из пресноводной раскладушки, которая доступна в близлежащей реке Чаглинка (4,8 км). Раковину сначала разрезали или разбивали на мелкие кусочки, каждый из которых затем измельчали по краям, чтобы сделать ее круглой. Грубая внешняя поверхность оболочки, как правило, все еще присутствовала и значительно не разрушалась. Все они были однообразно просверлены либо в центре, либо несколько близко к одному краю. В таблице 7 представлены размеры и размеры отверстий для девяти шариков, которые были достаточно полными для измерения. Средний диаметр борта составляет 10 мм; средний диаметр отверстия 2,3 мм.

Шесть были фрагментами, пять были полными, за исключением случаев, когда дыра вспыхнула в доисторические времена, а одна была сплошной. Полный борт был извлечен из Feature 2, большой ямы в северо-западной четверти раскопки 1. Остальные 11 пришли из Дома 3, Поверхности 1. Пять из найденных на этаже дома были сломаны только на их перфорации и, должно быть, упали от ювелирных изделий или одежды и никогда не извлекались.

Человеческие останки

В 2000 году человеческих останков не было найдено.

Кости животных

Автор: Сандра Олсен

Примерно 90% костей из Красного Яра от лошади, но многие другие виды представлены несколькими костями. Видовое богатство, наблюдаемое в этой совокупности, характерно для лесостепи с представленными лесными и степными видами.

Хотя чистое количество лошадиных костей подчеркивает степную среду. Наличие лесных видов указывает на близость рощ деревьев и зависимость от леса для конкретных ресурсов. Фауна находится в сильном согласии с результатами

анализа пыльцы. Животные, представляющие степь в Красном Яру, включают суслик, сурок, сайгак и лошадь. Лесные животные включают бобров, лося, красного оленя и зубров.

Фаунистическая сборка из Красного Яра выработала несколько интересных образцов, основным источником пищи был явно конский. Вторым наиболее важным видом в рационе были зубцы, которые присутствовали в значительно меньшем количестве, чем лошадь, но обеспечили бы больше мяса на одного человека. Сайга представлена только несколькими костями и зубами, но иногда это был дополнительный источник пищи. Другие виды присутствовали в очень небольшом количестве и способствовали бы разнообразию, но не много калорий.

Хотя все кости лошади появляются в фаунистической сборке, некоторые виды представлены только конкретными костями. Остальные скелеты этих видов чрезвычайно редки или вообще отсутствуют. Однако элементы, которые мы находим, рассказывают нам о том, как эти различные виды были использованы. Рекуррентные образцы избранных элементов отражают три главных процесса: ритуальные отложения определенных частей животных, выбор конкретных костей для изготовления артефактов и использование некоторых видов для меха.

Сохранение этих особых элементов может быть частично объяснено тем фактом, что они были кураторами или хранились, поскольку они выполняли постоянные функции в отличие от пищевых отходов, которые были легко отброшены, а затем повреждены собаками, ультрафиолетовыми лучами и другими тафономическими процессами , Окончательное расположение этих специальных элементов значительно улучшило шансы на то, что они будут сохранены и восстановлены по сравнению с остатками фауны в подземельях под открытым небом. Без этого мы могли бы даже не знать, что некоторые из этих видов обитают в этом регионе или эксплуатируются ботаниками. Отметив, какие кости были сохранены для каждого вида, мы можем начать понимать их функции. В то же время отсутствие остальных их скелетов свидетельствует о том, что антропогенные или тафономические процессы разрушили большую часть скрытых отложений вокруг этих поселений.

Это исследование показывает, что важно тщательно изучать несколько элементов редких таксонов в фаунистических сообществах в дополнение к преобладающе доминирующим видам. В то время как в большинстве исследований по культуре ботаи были рассмотрены останки лошадей и их последствия для одомашнивания, более редкие виды помогают округлить наши знания о повседневной жизни в 4-м тысячелетии.

Рыба

Были собраны костная кость оплетки, один позвонок и многочисленные ребра и шипы. Они еще не определены, но все они от маленьких видов. Эти остатки представляют только от одного до нескольких человек.

Земноводные

Скопление лягушек или жаб-костей было собрано из Особенной 13. Это, скорее всего, произошло из естественной норы, но будет идентифицировано, чтобы выяснить, какой род происходит в этом районе. Кости получают от человека среднего размера.

птицы

Один шил был сделан на радиусе и один на локте большой птицы. Дом 3 произвел плечевую кость, локтевую кость, радиус, carpometacarpus и два других фрагмента кости из птиц среднего размера. Общая поверхность оккупации 1-го участка экскавации произвела большой тромбозамедник, а тресковая установка 3 - одна локтевая или большая птица. Эти птичьи кости будут идентифицированы в октябре 2001 года в Музее естественной истории в Лондоне.

Целый скелет птиц был собран из Особенностей 13. Он был предварительно идентифицирован как сокол, но ждет более подробного исследования, чтобы подтвердить эту идентификацию. Птица, по-видимому, была специально захоронена, а не была естественным вторжением. Если это так, это может означать ритуальную жертву или, возможно, использование соколов для охоты. Для подтверждения любой гипотезы понадобится больше находок.

Грызуны

Сурок представлен в Красном Яру черепом, тремя мандибулами, радиусом и многочисленными фалангами. По крайней мере, одна из мандибул была сделана в деревообрабатывающий инструмент, а нижний резчик - как рабочая часть инструмента. Это было не так очевидно для черепа, но верхние резцы могли быть использованы и в качестве инструментов. Фаланги, вероятно, представляют собой остатки меха, которые были сделаны в одежду или сумки.

Бобр, возможно, был съеден и использован для меха, но у нас очень мало элементов. Одна нижняя челюсть использовалась в качестве инструмента для деревообработки, хотя режущий инструмент отсутствовал. Эти инструменты были найдены по всей евразийской лесной и лесостепи по крайней мере со времен мезолита. Как изолированный верхний резчик был обнаружен в северо-восточной части Дома 3, в заливе.

Три сундука суслика были найдены в северо-восточном четырехквартирном доме 3, два на полу и один чуть выше пола в заливе. После тщательной проверки выяснилось, что все три используются в качестве инструментов. Их резцы все пропали без вести, но они показывают признаки производства и использования. Скорее всего, это аналогичные версии инструментов для деревообработки, представленных сурками и бобровыми челюстями.

В 2000 раскопках было собрано большое количество полевок, мышей и крыс. Многие из них, вероятно, навязчивые норы неизвестной даты, но они будут идентифицированы, чтобы лучше понять среду этого региона. Этот анализ будет сделан в различных музеях на западе в 2002 году.

Плотоядные

Две раны и две мандибулы домашней собаки были извлечены на станции экскавации 1. Один череп был обнаружен в Особенностях 9; другой в Особенности 8. Оба ямы находятся на западной стороне Дома 3. Две собачьи мандибулы были найдены вместе в Особенности 7, но они от разных людей разного возраста. Метрический анализ проводился на всех остатках собак. Как и у Ботаи, в Красном Яру собака-черепа похожа на современную самодийскую породу. Одна из мандибул, однако, была от коротколицый собаки.

Недавние исследования останков собак от Ботаи и Красного Яра пролили свет на религиозные убеждения этой культуры. Собакам было показано особое ритуальное лечение. В Ботаи представлено 17 собак, а 4 - из Красного Яра, либо головами, либо целыми органами, перемещенными в заочных ямах. На западных сторонах домов находились четыре ямы в Ботаи и два из Красного Яра, содержащие собачью черепку или целые скелеты собак. Основываясь на их размещении, я интерпретировал погребения собаки как представляющие духовных стражей порога. Собаки были заложены для отдыха на западных воротах и порогах из Китая в Великобританию во время бронзового и железного веков. Идея о том, что две собаки охраняли ворота в загробную жизнь, лежащую на западе, можно найти в религиозных текстах, таких как Индоевропейская Ригведа и индоиранская авеста.

Парнокопытные

В Красном Яре было найдено лишь несколько цервидированных костей. Одна метаподиальная шина лося могла использоваться в качестве шила. Большая часть рога лося была найдена в возможном ритуальном контексте в Особенности 2, яме в северо-западной четверти Экскавационной Единицы 1. Она показывает метки инструмента, которые, по-видимому, были сделаны с помощью металла, вероятно, медного инструмента. Рядом с ним был длинный зуб красного оленя. Они были найдены в тесной связи с «маской» черепа лошади. Третья фаланга лосей была также обнаружена в Красном Яру.

В Особенности 7 было обнаружено чрезвычайно большое сердцевиное звуков зубцов. Немного меньший из них был получен из Особенностей 8. Оба сердечника рога рубили по середине валов, показывая, что рожки срезаны посередине и соскальзывают. Рог - превосходное сырье для изготовления контейнеров, посуды, ручек и других предметов.

Лошадь

Только что начался анализ массивной коллекции костей лошадей. Было измерено около 75% костей, достаточных для метрического анализа. Лошадиные кости были найдены на поверхности оккупации, в доме заполнены, на этаже дома, в одной внутренней ямы и все заочные ямы. Все части тела представлены на сайте, хотя еще слишком рано в анализе обсуждать частоты. Кости сохраняют резкие отметки очень четко, так что можно будет детально определить методы борьбы с мясом. Лошадь остается показателем чрезмерного измельчения и разрушения, указывающего на извлечение костного мозга и производство костной смазки. Большое рассеивание запястья и лапки с лошади вылилось поверх поверхности 2 дома 3, вероятно, в результате сбрасывания там контейнера после того, как дом был оставлен. Эти ножные кости были разломаны необычным образом, которые до сих пор не могут быть воспроизведены экспериментально. Предполагается, что этот крайний поломка проводилась на замороженной кости, так что каждый кусочек жира можно было извлечь кипячением. Эта тщательная обработка свидетельствует о питательном стрессе и нехватке жира. Эта интенсивная эксплуатация ресурсов является предсказуемой, учитывая то, насколько скудна лошадь и насколько суровые и продолжительные зимы в этом регионе.

Некоторые из костей лошади в заочных ямах предполагают, что ритуальные действия выполняются. В функциях 2, 7, 9 и 13 найдены маски черепа лошади. Они состоят из вершин черепа, включая носовые кости. Краяни были уменьшены путем вскачивания только на носовые, лобные и париетальные. Эти черепные пластины, возможно, служили масками, используя супраорбитальную фораминию как естественные перфорации для прикрепления маски к чему-то или к кому-то. Маски часто связаны с сочлененной шеей лошади, хотя они, похоже, не связаны физически.

Костный кластер 7 был плотной группировкой из 28 первых фалангов лошади, найденных вдоль северо-западной стены Дома 3. Только две фаланги показали небольшое сглаживание или потертость, чтобы удалить шероховатость на воларной поверхности, где прикрепляются сухожилия. Группировка этих фалангов предполагает, что они имеют особое значение. В полуплощадке Раскопки 2 был обнаружен другой, меньший кеш шести фалангов.

Многое еще предстоит сделать по фаунистическому материалу из Красного Яра. Большая часть этой работы будет проведена осенью 2002 года.

Анализ пыльцы ядовитых и напольных отложений

Написано Robert Scaife

Ряд из 12 образцов осадков был взят из защищенных или запечатанных контекстов в базальных заливах ям и от осадков, расположенных прямо на полу котлована. Основная цель этого исследования состояла в том, чтобы выяснить наличие или отсутствие доисторических пыльцы и споров и потенциал осадков, обеспечивающих информацию о растительной среде во время человеческой оккупации. Из 12 исследованных образцов 7 продуцировали пыльцу, хотя во всех случаях абсолютные частоты пыльцы малы. Однако некоторые полезные данные были получены с тремя образцами, которые дали достаточно хорошо сохранившуюся пыльцу, чтобы подсчитать количество 100 или более пыльцевых зерен. Другие образцы, содержащие меньшие количества, по-прежнему предоставляют аналогичную, подтверждающую информацию. Несмотря на то, что доказательства не являются в избытке изобилиями, взятые вместе, была получена картина окружающей среды сайта.

Методы

Для извлечения доисторической пыльцы и споров использовались стандартные методы экстракции (Moore et al., 1991). Однако щелочность осадков и небольшие абсолютные частоты пыльцы потребовали использования образцов по 5 мл. и использование тонкого сетчатого просеивания (10 микрон) для облегчения удаления мелкой минеральной фракции. Пыльца была идентифицирована и подсчитана с использованием биологического исследовательского микроскопа с тонкой оптикой. Эти процедуры были проведены в лаборатории палеоэкологии Департамента географии Университета Саутгемптона, Англия.

Там, где это возможно, целью точной оценки была сумма пыльцы 100 зерен на образец. Это было возможно только для 3 образцов (KT15, KT29, KT38). Суммы 50 зерен были получены в KT8 и KT24. Образцы KT2 и KT10 произвели менее удовлетворительные значения. Исходные данные приведены в таблице 8. Процентные расчеты не считались необходимыми для этого предварительного исследования.

Данные о пыльце

Данные счетчика пыльцы приведены в таблице 8. Образцы, взятые из ямных заливок, обеспечивали лучшую пыльцу (KT8, KT15, KT24, KT29), хотя один образец герметичного пола (KT38) также оказался информативным.

Существует умеренно разнообразный ассортимент деревьев и кустарников, хотя большинство таксонов присутствуют только спорадически. Сосна (Pinus sp.indet.) Доминирует с наибольшими количествами в образцах KT15, KT29 и KT38 в пределах от 20-54% от общей пыльцы. Некоторые березы (Betual sp.indet.) Присутствуют в более хорошо сохранившихся контекстах, особенно KT15. Места спорадических отметок включают ель (Picea), Cupressaceae, дуб, вяз, ольха и корелии (орешник и сладкий сок).

В травах преобладают Chenopodiaceae (гусиные боты и охастики), особенно в KT8, KT29 и KT38, и mugwort (Artemisia sp.indet.) / Меньше число видов Asteraceae, Poacae (травы) и спорадические или отдельные проявления диапазона видов, включая Plantaginaceae (бананы) и Plumbaginaceae (бережливое семейство и морские лаванды). Существует небольшое количество спонтанных, типичных папоротников и, возможно, сфагумского мха. Существует некоторая озабоченность тем, что последние, хотя и имеют тот же внешний вид других микрофоссилий, могут быть загрязнением из лаборатории. Однако, учитывая близость ошибки всего в нескольких метрах к северу от Экскавационной установки 1, мох, вероятно, не из-за загрязнения образца.

Местообитание растительности

Тафономия пыльцы, полученная из археологических ям и домашних этажей, вероятно, будет сложной. Пыльца может быть получена из разных источников, некоторых диетических или других культурных материалов (например, плетения или ткани) и некоторых пыльцы, полученных, естественно, из местного водосборного бассейна. Существует возможность дифференциального сохранения от одного образца к другому.

Несмотря на потенциальные проблемы, есть четкое указание на то, что окружающая среда во время оккупации состояла из открытой степи с разбросанными соснами и березовыми лесами. Сосна и береза - это, однако, анемофильные деревья (опыленные ветром) и как таковые часто перепредставлены в спектрах пыльцы, потому что их пыльца может транспортироваться из более широких региональных источников. Это также относится к отдельным записям ольхи, дуба, вяза и орешника, что указывает на то, что эти таксоны имели мало местного значения. Однако небольшое количество ели может быть связано с местным ростом.

Стадо-флора типична для степи, с важностью галофитных таксонов, в том числе ченоподов и бормотухов. Одно зерно Plumbaginaceae также является диагностическим и представляет собой таксон, который, как правило, очень плохо представлен в спектрах пыльцы. Самый разнообразный диапазон таксонов исходит из образца KT38, на полу дома 3 (северо-восточный квадрант). Травяная пыль является относительно более важной, и можно предположить, что это произошло из строительных материалов или напольных покрытий.

Поэтому в целом, по-видимому, среда обитания растительности была сопоставима с нынешней. Поскольку образцы представляют собой только одноточечные представления, невозможно установить какие-либо изменения в этой среде обитания во времени, что могло бы, например, проиллюстрировать влияние человеческого сообщества на эту среду обитания. В идеальном случае длинный профиль пыльцы, взятый из соседних аллювиальных отложений, может предоставить информацию о временном изменении окружающей среды и обеспечить сравнительную последовательность, в которой могут быть установлены данные выше пыльцы.